Тест ДНК показал, что у Сальвадора Дали не было дочки

Пилар Абель, 61-летняя гадалка из Жироны потратила последние десять лет своей жизни на то, чтобы доказать себе и всему миру, что она является единственной наследницей великого художника Сальвадора Дали. Женщина утверждает, что между ее матерью и основоположником направления сюрреализм в 1955 году была связь, в результате которой она и родилась.

В июне, по решению мадридского суда была проведена эксгумация останков художника, так как все предыдущие попытки определить истинность отцовства провалились. Через месяц эксперты вскрыли склеп под музеем Дали в Фигерасе (Каталония), который мастер самолично спроектировал, чтобы взять на анализ частицы тела.

В процесс вмешался Фонд Галы-Сальвадора Дали, контролирующий имущественные активы — организация категорично выступила против эксгумации, но в прошлую среду она сделала заявление, основываясь на докладе Национального института токсикологии, что Пилар Абель не является дочерью художника.

Абель

«Этот результат не являлся неожиданностью для Фонда, поскольку не было никаких косвенных и документальных доказательств отцовства», — говорится в заявлении. «Фонд очень доволен, что научный анализ положил конец абсурдным и искусственным спорам. Персона Дали остается лишенной каких-либо безосновательных претензий».

Пилар же рассказала испанскому изданию El País, что ни она, ни ее адвокаты не получали никаких результатов тестов.

В свое время женщина утверждала, что сходство между ней и знаменитым художников настолько велико, что «единственное, что ей не хватает, это — усов». Здесь же она добавила, что впервые узнала о своем предполагаемом происхождении от женщины, которую считала бабушкой по отцу: «Я знаю, что ты не дочь моего сына», — рассказала бабушка. «Ты — дочь великого художника, но я все равно люблю тебя». Она также отметила, что ее внучка была «странной, как ее отец».

Если бы тесты ДНК оказались положительными, Абель стала бы наследницей четверти состояния Сальвадора Дали, которое он завещал Испании и Фонду, который носит его имя и имя его музы-жены.

Таким образом, если кого-то терзают сомнения по поводу того, что его странность или неординарность остаются непонятыми и неразделенными, то в любой момент можно заявить окружающим, что в вашем ДНК, с некоторой долей уверенности, присутствует ген знаменитого гения. Пока пройдет десять лет судов и экспертиз, родные и близкие свыкнутся с фактом наследственной эксцентричности.

Сальвадор Дали